+7(495)933 34 97

Корпоративная социальная ответственность в России

06 октября 2014 г.

Усилия российских корпораций, направленные на поддержку локальных сообществ и на устойчивое развитие территорий, не только влекут благоприятные последствия для развития бизнеса, но и приносят дивиденды в виде роста «социального капитала». Одним из эффективных способов такого влияния является социально ответственное ведение бизнеса, а методикой предъявления его результатов обществу — социальная отчетность компаний.

Единого подхода к определению социальной отчетности и ее принципов на сегодняшний день нет, но существует целый ряд авторитетных методик, исследовав которые, можно составить весьма взвешенный взгляд на проблему. Так, Всемирный бизнес-совет (WBCSD) по устойчивому развитию называет социальной отчетностью добровольную презентацию информации о социальной, экономической и экологической результативности за определенный период деятельности компании, стандартизированной в соответствии с одной из систем показателей результативности и представляемой в публичном доступе всем заинтересованным сторонам.

Понятие

«Корпоративная социальная отчетность» — преимущественно российский термин. В мировой практике употребляется другой — corporate sustainability reporting (дословно — «корпоративная отчетность в области устойчивого развития»). Концепция и форматы социальной отчетности, ее идеология и перспективы тесно связаны с реализуемой концепцией корпоративной социальной ответственности (КСО).
Истоки КСО восходят к профсоюзному движению, зародившемуся в XIX веке в США и Европе и имевшему сильные политические коннотации. В XX веке на повестке дня КСО была стабильность производства, которому угрожало стачечное движение, и стабильность бизнеса, нуждающегося в безоблачной картине своих будущих отношений с обществом. Некоторое время идеи социальной ответственности противостояли идеологии классического либерализма. Однако развитие информационной эпохи резко повысило ценность нематериальных активов. В результате знаменитый тезис Милтона Фридмана о том, что «единственная ответственность бизнеса — это получение прибыли», концептуально преобразился.
Сегодня, согласно классическому определению Еврокомиссии, корпоративная социальная ответственность является концепцией, которая отражает добровольное решение компаний участвовать в улучшении жизни общества и защите окружающей среды. Это движение бизнеса навстречу обществу, безусловно, ценно тем, что является изъявлением доброй воли. Тем не менее некоторые страны уже превратили корпоративную социальную ответственность и отчетность в открытый и весьма эффективный инструмент государственной политики. Соответствующее законодательство уже существует в Дании, Швеции, Норвегии, Голландии, Франции, Великобритании, работу в этом направлении ведет правительство Канады.
Во многих странах именно позиция государства по стимулированию и поддержке процессов социальной отчетности в значительной мере определяет ее цикл и содержание. Государство может законодательно стимулировать отчетность, жестко задавая ее сроки, либо оставлять весь процесс подготовки социальной отчетности на усмотрение компаний и ограничиваться лишь рекомендациями. На цикл отчетности также влияют и информационные возможности каждой организации. В России большинство корпораций пробует свои силы, выпуская первый отчет по итогам нескольких лет деятельности — от двух (это наиболее распространенный вариант) до пяти. Далее срок сокращается, и компания приступает к ежегодному представлению социальной отчетности. Данная тенденция характерна и для международной практики. Годовой цикл отчетности представляется наиболее оптимальным с точки зрения гибкости политики взаимодействия со стейкхолдерами.

Стандарты

Первые принципы составления социальных отчетов были разработаны на Западе. Инвестиционные фонды США и Великобритании еще в 80-е годы прошлого столетия при формировании своих портфелей начали учитывать уровень социальной ответственности компаний —эмитентов ценных бумаг. Появились фондовые индексы для вложений в социально ориентированные организации.
Чаще всего в российской практике упоминаются четыре международных стандарта:

  • AccountAbility AA 1000;
  • GRI (Global Reporting Initiative);
  • ISO 14 000 (International Standarts Organization);
  • SA 8000, разработанный Social Accountability International`s.

Эти системы показателей и ассоциируются сегодня с понятием «международные стандарты корпоративной социальной ответственности». Между тем существует и большое количество альтернатив: менее известные в России, но активно развивающиеся подходы к комплексной работе с показателями эффективности (например, система сбалансированных показателей оценки бизнеса от Balanced Scorecard Institute), инициативы, основанные на отраслевом подходе (принципы устойчивости ведения бизнеса для компаний агропромышленного сектора IFOAM), национальные инициативы по созданию сбалансированной системы нефинансовой отчетности.

Ныне всемирно известный проект института AccountAbility — стандарт AA 1000 — появился в качестве национальной инициативы Великобритании. Меньшей популярностью пользуется аналогичный проект Канадского института (CICA) и выпущенное им Руководство по анализу и обсуждению управления (Management Discussion and Analysis guidance, или MD&A).

Все упомянутые выше системы стандартов, в принципе, движутся к взаимному согласованию с последующей унификацией. Предстоит взаимопроникновение специалистов и практик в этой области. Именно такое развитие отношений уже демонстрируют разработчики двух лидирующих ныне стандартов — AA 1000 и Руководство GRI (следующее поколение экономических показателей GRI разрабатывается при участии главного аналитика AccountАbility).

Эта же тенденция характерна и для отраслевых инициатив. Складывающаяся система такова, что наиболее открытые стандарты стремятся обобщить узкоспециализированные, интегрируя их в систему своих показателей. К примеру, GRI выпускает отраслевые приложения, представляющие собой квинтэссенцию инициатив лидеров отчетности в каждой отрасли. Это дает возможность знакомиться с опытом компаний, которые использовали в своей отчетности стандарты, ограниченные по отраслевому или географическому признаку.
В прошлом году Российским союзом промышленников и предпринимателей (РСПП) был создан Национальный реестр корпоративных нефинансовых отчетов, большинство из которых подготовлено в соответствии с руководством GRI.

Целесообразность

Следует отметить, что в мировой практике ключевым фактором при принятии решения о внедрении процесса социальной отчетности является ее влияние на прибыль. Компании давно убедились в том, что если корпоративной социальной отчетности уделяется должное внимание, то лояльность общества к предприятию и его продукции заметно возрастает. Еще в 1999 году американская аналитическая организация Conference Board привела данные, согласно которым у компаний, реализующих концепцию социальной ответственности, доход на инвестированный капитал на 9,8 процента выше, чем у игнорирующих ее конкурентов, доход с активов больше на 3,55 процента, а прибыль — на 63,5 процента. Индексирование нематериальных активов является уже неотъемлемой частью биржевых сделок, ведущие рейтинговые агентства вводят в свой набор услуг составление рейтингов социальной ответственности. По данным Фонда социальных инвестиций, в США на решение об инвестировании каждого восьмого доллара влияет именно уровень социальной ответственности компании.

Результаты дальнейших маркетинговых исследований и опросов населения демонстрируют влияние социальной и экологической политики, проводимой компанией, на объем ее продаж, на укрепление репутационных факторов. Российские предприятия, реализующие принципы социальной ответственности, строго следуют нормам трудового законодательства, следят за соблюдением прав человека, внимательно изучают те риски и возможности, которые уже проглядывают на социальном горизонте, активно продвигают экологическую политику и открыто строят равноправный диалог со всеми заинтересованными сторонами.

В этом смысле показательным является опыт ФК «УРАЛСИБ». Публикацией официальных корпоративных социальных отчетов, подготовленных по международным стандартам, корпорация совершила качественный переход в сторону стратегического видения задач и методов в области социальной ответственности. Социальная отчетность, подготовка которой входит уже в регулярную практику, предоставляет компании весомое преимущество на инвестиционном и отраслевых рынках, а также на рынке труда. Появление социальной отчетности стало крайне важным этапом развития корпоративной культуры «УРАЛСИБа»: сотрудники проявляют больший интерес к проектам организации, участвуют в благотворительных инициативах в качестве волонтеров. Более того, на сегодня компания входит в двадцатку лидеров в рейтинге самых привлекательных российских работодателей, составляемом консалтинговой компанией Graduate.

Еще одним важнейшим направлением работы организации по развитию социальной отчетности является внешний аудит. Несомненно, любые усилия компаний по аудированному рейтингованию корпоративной отчетности приносят PR-отклик, но потенциал корпоративной социальной отчетности гораздо больше. Стратегической целью российских лидеров корпоративной отчетности являются не дивиденды от PR-акции, а переход к взвешенному биржевому индексированию стабильности компаний и их социального и экономического потенциала. Аудиторские рейтинги — лишь шаг на пути к рейтингам биржевым. Именно они, обладая достаточно прочным фактическим обоснованием и репутационным весом, способны укоренить мысль о том, что отчетность в компании должна быть информативной и открытой. Организации должны быть заинтересованы в подготовке отчетности, видеть в ней инструмент управления инвестиционной политикой и залог своего стабильного развития и процветания.

Социально озабоченные

Согласно последнему исследованию аудиторской компании KPMG, в 2005 году из 250 крупнейших мировых корпораций более половины (52%) составили и предъявили обществу свои социальные отчеты. В России пока все значительно скромнее: в 2002 году свою социальную отчетность представили всего две компании, в 2003 году — пять. Правда, по итогам 2005 года РСПП и Агентство социальной информации насчитали уже более 20 таких компаний, среди которых «Газпром», ЛУКОЙЛ, Shell, ТНК-BP, РАО «ЕЭС России», «Сибнефть», «Русал», «Норильский никель» и др. К производственным компаниям постепенно начали присоединяться и финансовые организации: первопроходцем в подготовке корпоративной социальной отчетности по формату GRI G3 на российском рынке стала ФК «УРАЛСИБ».

Помимо акционеров и государства пользователями социальной отчетности являются:

  • инвестиционное сообщество, куда входят не только сами инвесторы и инвестиционные фонды, но и рейтинговые агентства, фондовые биржи, инвестиционные банки, а также широкий круг инвестиционных аналитиков и экспертов;
  • сотрудники, профсоюзные организации;
  • потребители;
  • саморегулируемые организации, включенные в «ареал» деятельности компании: объединения работодателей, союзы и ассоциации бизнеса и предпринимателей, профессиональные ассоциации (такие как союз страховщиков), ассоциации потребителей и пр.;
  • иные заинтересованные стороны (субъекты, которые сами оказывают влияние на компанию, и те, кто подвергается значительному влиянию с ее стороны), такие как общественные экологические организации, органы местного самоуправления, поставщики и подрядчики компании и пр.;
  • международные организации, устанавливающие различные этические и иные нормы ведения бизнеса или ориентированные на сближение подобных стандартов в разных странах.

Перспектива

Россия уже вступила на путь социальной ответственности, по которому она будет идти и дальше. При этом основной движущей силой является именно отчетность, поскольку ценности, видение и цели ответственности, которые были в России неотъемлемой частью традиций меценатства, в настоящее время утрачены. Таким образом, в ближайшее время будет происходить формирование и становление этих важнейших составляющих КСО. Российский бизнес уже разделяет мнение зарубежных коллег о необходимости ведения взвешенной и последовательной социальной политики и подготовки социальной отчетности как эффективного инструмента взаимодействия со стейкхолдерами и повышения капитализации компании. А это значит, что российские предприятия будут осваивать и развивать этот инструмент. Чем крупнее бизнес, чем многостороннее и разнообразнее его влияние на общество, тем важнее независимая оценка информации, представленной в отчетности. Необходимо осмыслить опыт зарубежных коллег и создать очаги его эффективного применения, это позволит поддержать общую положительную динамику в первую очередь по возрождению ценностей КСО. Социальная отчетность крупной компании должна быть выполнена в соответствии с ведущими мировыми стандартами и требует обязательного независимого аудита, ведь ее показатели оказывают существенное влияние на капитализацию бренда и являются индикатором привлекательности компании.

В настоящий момент система подготовки социальной отчетности пока недостаточно распространена в России не только в силу небольшого интереса бизнеса к проблемам социальной отчетности, но также из-за элементарной нехватки опыта и специалистов. Необходимо растить профессионалов в этой сфере, в том числе через подготовку специальных образовательных программ по КСО. Значительно поможет процессу становления и развития социальной ответственности в России одобрение и поддержка государством. При этом нужны компании-локомотивы, отрабатывающие методологию КСО в российской практике.

Скорее всего, в ближайшие пять лет в России законодательно не будет закреплено обязательное предоставление компаниями корпоративных социальных отчетов. Наиболее актуальной задачей для российского бизнеса на ближайшие пять—десять лет станет качественная проработка международных стандартов и превращение их в эффективный инструмент диалога с внешним миром. Более отдаленной перспективой может стать появление национальной стратегии реализации социальной ответственности бизнеса и разработка централизованного национального стандарта отчетности в России. Но есть и еще один важный аспект реализации социальной ответственности и предъявления ее результатов — это реальные возможности компании работать на благо общества и вносить свой вклад в формирование ценностей и развитие гражданского государства.

Финансовые результаты нефинансового отчета

Марина Либоракина, руководитель дирекции нефинансовых рисков РАО «ЕЭС России»: «Любой отчет компании (финансовый, годовой или социальный) оценивается с точки зрения полноты представленной в нем информации и ее существенности для заинтересованных сторон. Традиционно для бизнеса выделялись два адресата отчетности — акционеры и государство. Сегодня, с усложнением среды ведения бизнеса, ростом конкуренции и общественного внимания к экологической безопасности, перечень заинтересованных сторон существенно расширился. Основная тенденция — стремление к повышению прозрачности нефинансовых (в том числе социальных, экологических и пр.) аспектов деятельности коммерческих компаний, что способствует снижению рисков ведения бизнеса и важно не только для общества, но и для инвесторов. Соответственно, возникли новые виды отчетов, изменилось содержание традиционных.

Лучшим нефинансовым отчетом является тот, который содержит информацию, позволяющую оценить количество и качество нематериальных активов компании, уровень управления ее нефинансовыми рисками, специфику управления и компетентность менеджмента, стратегические приоритеты и потенциал предприятия, — то есть отчет о корпоративной социальной ответственности и устойчивости организации. Особенность нефинансовой отчетности состоит в том, что в процессе ее составления происходят диалоги с заинтересованными сторонами, которые получают возможность высказать свои рекомендации и пожелания относительно того, что компании следует освещать в отчете.

Традиционно отчетный период равен одному году, а регулярность подготовки отчетных документов — раз в год. Нефинансовый отчет выпускается, как правило, вместе с годовым отчетом компании. Между тем у организаций, которые только запускают процесс подготовки нефинансовой отчетности, этот период может быть значительно увеличен (для первого отчета), вплоть до пяти лет. Тем самым компания как бы восстанавливает свою историю сквозь призму корпоративной социальной ответственности, а впоследствии переходит к ежегодной сдаче отчетности.

Основные результаты от внедрения процесса подготовки нефинансовой отчетности в корпорации следующие:

  • улучшение рейтингов, в частности рейтинга корпоративного управления, что, в свою очередь, способствует привлечению заемного капитала для компании;
  • содействие в укреплении международной репутации и проведении успешного IPO на западных фондовых биржах, а также в привлечении в качестве акционеров институциональных инвесторов (таких как пенсионные, взаимные фонды и пр.);
  • возможность привлечения более дешевых и “длинных” займов (например, получение кредитов от банков, следующих “принципам Экватора”, невозможно без оценки уровня экологической ответственности);
  • повышение интереса инвесторов не только к компании, но и непосредственно к менеджменту, который с помощью нефинансовой отчетности продемонстрировал качество своего корпоративного управления, корпоративную устойчивость, высокий уровень управления нефинансовыми рисками и способность эффективно взаимодействовать с заинтересованными сторонами;
  • повышение степени доверия в отношениях компании с заинтересованными сторонами, что позволяет предотвращать потенциальные угрозы и конфликты с заинтересованными сторонами».

Социальные лидеры живут в регионах

Галина Ямпольская, помощник председателя правления по социальной политике ЗАО «ФИА-БАНК»: «Разговоры о социальной ответственности помимо всего прочего вызваны также возрастающим пониманием хозяев организаций, что социальные конфликты лучше предупреждать заранее и часть капитала можно потратить на социальные нужды работников. Появилось желание самого бизнеса уменьшить социальное неравенство и напряженность в обществе. Правда, многие меняют свой имидж быстрыми и эффектными акциями, рассчитанными на создание собственной популярности, а не на решение стоящих перед обществом проблем. Между тем социальная ответственность — это не проекты, а непрерывный процесс. Государство способно делать только общие программы, не выделяя или персонифицируя людей. Бизнес может выбирать.

Социальная отчетность является тем инструментом, с помощью которого бизнес отслеживает общественные ожидания, что также способствует повышению репутации и укреплению имиджа организации. Так, использование данных социального отчета позволило ФИА-БАНКу оценить эффективность своих программ соцразвития, что, как показал опыт, способствовало повышению капитализации банка. Социальные программы — долгосрочные вложения организации в нематериальные активы.

Несмотря на то что географической специфики КСО нет, зачастую лидерами в социальной ответственности становятся не столичные банки, а их региональные коллеги, осознающие, что, живя и работая на той или иной территории, они несут ответственность перед проживающим там сообществом. Банкиры из Санкт-Петербурга и Москвы, вероятно, тоже социально ответственны (в этом можно было бы убедиться, если бы все они публиковали соцотчеты), но в регионах присутствия своих филиалов и отделений они ограничиваются громкими локальными акциями, характерными для начальной стадии социальной ответственности и направленными на достижение сиюминутных интересов банка, а не решают проблемы территории пребывания своего бизнеса.

В настоящий момент при подготовке социальных отчетов невозможно использовать жесткие законодательные стандарты. При разработке своего соцотчета ФИА-БАНК использует элементы стандарта АА 1000 (в частности, диалоги и соблюдение обязательных принципов: полноты представления деятельности, практической значимости, регулярности составления отчетности, исчерпывающего отражения существующих мнений) и элементы метода тройного итога в интегрированном освещении деятельности банка по двум составляющим (экономические и социальные результаты деятельности). Использование метода тройного итога требует, чтобы публикуемая соцотчетность по времени соответствовала публикуемой финансовой отчетности.

Отсутствие методик для организаций, находящихся на разных стадиях понимания социальной ответственности, отбивает охоту написания таких отчетов. Ведь даже предприятия малого бизнеса могут быть социально ответственны, они уже начинают идти по этому пути, но им не хватает мотивации в виде методик. Кроме того, их сдерживает отсутствие льготного налогового режима для организаций, занимающихся социально ответственным бизнесом».

Источник http://www.csrjournal.com по материалам http://www.c2f.ru/

Статьи


    Актуальная информация


             Интервью